Бесконечность Судеб

This painting depicts the Ancient Greek poetess, Sappho, as she faces the stormy ocean, standing on the cliff's edge in flowing white clothing. According to the legend, Sappho threw herself off the cliffs of the Greek island Leucadia, due to losing her lover.
Sappho by Miguel Carbonell Selva (1881)

“Шторм надвигается!” – глухо шипят волны прилива, разбиваясь о скалы и разбрызгивая свои яростные объятия по стонущему берегу. Среди подступающей воды в неподвижном ожидании замер мрачный силуэт. Юная девушка с тёмными глазами, устремлёнными на край Земли, поёт, а её волосы цвета воронова крыла развеваются в мощных порывах ледяного океанического воздуха…

«Пусть ветер унесёт нас,
И всё исчезнет на земле:
Не станет войн и ласк,
Ран, что зовут к себе…»

«Ева!» – доносится слабый крик, приглушённый северной бурей, но девушка остаётся неподвижной, застывшей, непоколебимой, позволяя крупицам соли пронзать её голую кожу. Считая парусные корабли, растворяющиеся во мраке горизонта, Ева чувствует, как зёрна золотого песка скользят сквозь её пальцы. Чем крепче она сжимает их, тем быстрее песчинки расползаются, подобно янтарным змеям, оставляя позади свой тайный яд – боль сожаления.

«Лишь времени дворец,
Где завтра и вчера
Венчают наш конец,
Зовёт - уж в путь пора…»

Раскаты грома перемежаются слабым голосом, повторяющим её имя с молитвенной тоской, в то время как серебристая стрела разбивает небо надвое. И всё повторяется: тонет солнце – в море потеряно одинокое сердце. Ева пытается подавить дрожь, устремляющуюся от кончиков пальцев к позвоночнику: последняя песчинка упала, мгновенно поддавшись ненасытному поцелую течения. Время истекло.

«Бесконечность судеб ждёт -
Мрачной гостьей стучится в дверь -
Тень моя от взлетающих вод
Развеет твой прах средь земель…»

Ева в отчаянии следует непреклонному зову. Всё глубже и глубже она погружается, стойкая и непоколебимая, несмотря на тернистый путь, устланный заострёнными камнями. Тонкие нити водорослей обвивают её тело. Бурная вода гладит её губы, оставляя едкий привкус на языке. Ева выдыхает – решительно, безвозвратно – и грохот волн смыкается над ней.

Поражённая зловещей вспышкой молнии, она созерцает подводное царство, освещённое тусклым электрическим сиянием. Вихри пыли поднимаются со дна океана, затуманивая зрение, изливая свою мучительную кислоту в её горящие лёгкие. Ещё одна зарница проникает сквозь плотную поверхность воды, пронизывая тонущее тело, и девушка чувствует резкую боль в груди. Одной секунды люминесцентного свечения достаточно, чтобы увидеть свирепый вихрь обломков кораблекрушения, летящий ей навстречу, уничтожая всё на своём пути. Без страха и сомнений она взирает на приближающуюся гибель.

Эта портретная версия древнегреческой поэтессы Сапфо изображает ее под водой среди морских растений, когда она медленно тонет с лирой в левой руке.
The Death of Sappho by Charles-Amable Lenoir (1896)

С молниеносностью дикой сирены, полупрозрачные невесомые руки обвивают талию Евы, увлекая её в бездонную пустоту. На эфемерное мгновение два силуэта заключают друг друга в объятия, погружаясь на непостижимую глубину; в наступающей тьме звучат лишь ритм бури и пульсирующее биение сердца.

Медленно пробуждаясь от сокрушительного сна, её душа предстаёт – не перед Смертью, но всезнающей Судьбой. Множество мимолётных отголосков прошлого охватывает сознание девушки. Вся её жизнь плавно расстилается перед вездесущим оком сознания: каждая деталь оттенена, словно предлагая ей выбрать любой день, любой момент – дабы оживить, спасти его от безжалостного потока Леты. Она могла бы легко забыть, уничтожить всё пережитое счастье и боль, но воспоминания остаются, окаймляя кромки её сущности, заполняя каждую складку, каждую расщелину. Увы, лишь один момент можно вызволить из этой сокровищницы – единственный драгоценный камень, укрытый от неумолимого потока в таинственных пещерах памяти. Она глубоко вздыхает.

Ева стоит на берегу – невеста волн, покинутая возлюбленная надвигающейся бури. Пленница пропавшего корабля, охваченного чудовищными лобзаниями моря, её любовь обрела эмпирейское утешение на мягкой подушке морского дна. Наблюдая за судами, шатко колеблющимися вдали, прежде чем исчезнуть раз и навсегда, девушка продолжает считать. «Один» – раскат грома по заливу. «Два» – молния медлит на рифлёном зеркале воды. «Три» – последняя песчинка падает из её дрожащих рук. И вновь она чувствует жгучую боль сожаления: «Я не смогла спасти тебя от рокового затмения. Я не смогла ответить на твой зов. Это воспоминание – всё, что осталось от нас».

«Ева!» – снова звучит голос – призрачно далёкий, но до боли знакомый. О, если хотя бы на миг продлить это видение, упиваясь печальной музыкой мольбы! Пусть она переживала эту минуту множество раз, всё то же отчаянное стремление погружает девушку в свой удушающий вал. С неустанной решительностью, Ева возвращается в море, отрекаясь от вечности за мгновение в объятиях любимых рук. Едва они касаются – кратко, нежно – она ​​шепчет:

«Оставляя бесконечность судеб, я выбираю память о тебе».

One thought on “Бесконечность Судеб

Leave a Reply to Charles Cancel reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s